Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

alto

Песни

Для песен нужны особые стихи: простые по форме. Для бардовской песни можно чуть посложнее, для эстрадной попроще, для рока ещё проще. Но в целом, песня это искусство примитива, в хорошем смысле, конечно. Поэтов, стихи которых годятся для песен гораздо меньше, чем просто поэтов. Кстати, стихи Бродского годятся. Не случайно он перевел на русский язык знаменитую Лили-Марлен. На стихах Бродского сначала паразитировал Клячкин, потом Мирзоян. Конечно, простые стихи сочинить труднее, чем сложные. В тусовке т.н. КСП сотни авторов, и все такие "сложные". А Окуджава написал: девочка плачет, шарик улетел. Что может быть проще? Речь идет о простоте формы. Вот Бродского обычно считают сложным поэтом, а у него есть много стихов простых по форме.

Я уже писал, что поэзия и песни это разные жанры. И критерии здесь разные. Песня это искусство примитива. Примитив от слова"примитивизм", а не от слова "примитивность". Ну, как в живописи: Руссо, Миро и Пиросмани. Или в литературе: Зощенко, Хармс и другие обериуты, Игорь Холин. Мне кажется, Вы сами себе противоречите. Говорите о неопытности и примитивности этих песен, но сами же их выставляете. При этом, выставляете действительно самые лучшие. Значит, цените и разбираетесь...

Вот представьте, человек сидит дома и читает стихи в книге. Он может остановиться, подумать, что-то перечитать. Или человек сидит в компании, выпивает с друзьями и слушает песни под гитару. Или человек находится в концертном зале или в рок-клубе, где он и слова-то с трудом может расслышать, максимум уловить тему и настроение. Условия восприятия разные. Поэтому, сложились разные жанры со своими традициями. Ситуация видна еще более ярко по рок-песням. Вот песня Сукачова (полный текст):
О, моя маленькая бэйби, побудь со мной.
О, моя маленькая бэйби, я твой плейбой.
О, моя маленькая бэйби, не покидай меня.
О, моя маленькая бэйби, ласточка моя.
Сомневаюсь, что кто-то будет это читать в книге. А на концертах Бригады С это было хитом.

Бард это поэт, который сам сочиняет музыку к своим стихам и сам их исполняет. Из любимых бардов Высоцкий у меня на втором месте, на первом - Окуджава. Не только у Высоцкого, но и почти у всех бардов есть песни, стилизованные под блатные: у Окуджавы: Из окон корочкой несёт поджаристой,  За что ж вы Ваньку то Морозова, А мы швейцару: говорите двери, Песенка о Леньке Королеве; у Галича: Отправились два урочки в поход за языком, Заявился к нам в барак кум со всей охраною; у Городницкого: На материк, Перелетные ангелы летят на север; у Анчарова: Ах Маша, цыган Маша;  у Юза Алешковского: Окурочек, Лесбийская свадьба; у Елены Казанцевой: На берегу морском нашел я денежку. С чего бы это? Полагаю, дело в том, что бардовской песня продолжает традицию русского городского романса и романса вообще. В советские времена эта традиция продолжала жить только в блатной песне, одном из немногих неподцензурных видов творчества. Поэтому, можно сказать, что бардовской песня родилась из блатной. Блатная песня -это прочная основа, это континент.

На стихи Глеба Горбовского есть ещё одна знаменитая полублатная песня: У павильона пиво-воды. Горбовский написал эти стихи ещё в 1960 году. Но песня стала широко известна гораздо позже в исполнении Аркадия Северного, Александра Новикова, Михаила Шуфутинского и других. В песенном варианте слова немного отличаются: "советский постовой" вместо "непьяный постовой' и т.п.

В нашу гавань заходили корабли, хорошая была передача. Помимо дворовой романтики не чуралась и блатных песен. Она довольно долго кочевала по различным теле и радио каналам, выпустила записи песен и книгу. Жаль, что прекратила свое существование из-за скандального развода ведущих. Был еще один проект с подобными песнями - спектакли Марка Розовского Песни нашего двора и Песни нашей коммуналки. Я был на одном из них. Там перед началом даже давали по 50 грамм водки с сухариком черного хлеба, чтобы зрителям лучше подпевалось. Характерно, что авторы обоих проектов Успенский и Розовский патологически не умели петь, но все время пытались. Все остальные в проекте Розовского пели просто великолепно, а у Успенского по-разному.

Городницкий автор двух песен, потерявших автора, т.е. ставших народными: нелюбимая мной Перекаты и любимая На материк. Существует бесчисленное множество так называемых бардов. Но если поставить барьер: у кого из них есть хотя бы одна по настоящему хорошая песня, то сразу останется человек 10-15. У Городницкого таких песен много: Снег, Атланты, Чистые пруды, Не ревнуй меня к девке зелёной, Над Канадой, Кожаные куртки, Почему расстались, Жена французского посла. Во-первых, На материк это одна из двух песен Городницкого, потерявших автора, т.е. ставших народными. Во-вторых, это одна из двух песен Городницкого, стилизованных под блатной фольклор. Вторая - Перелетные ангелы летят на север. Об этом неоднократно рассказывал он сам, более того, песня На материк признана в уголовной среде. В-третьих, это не только одна из лучших песен Городницкого, но и одна из лучших песен жанра.

Запись песни Вагончик тронется в исполнении Высоцкого появилась у меня где-то в конце шестидесятых. Тогда мне казалось, что это настоящая блатная песня, в отличие от песен самого Высоцкого, стилизованных под блатные. На самом деле это не так. Я уже привык к исполнению ее Высоцким, и когда вышел фильм, исполнение ее там мне не понравилось категорически. Также было и с песней Если у вас нет собаки. Ее я слышал в "магнитиздате" в исполнении Стеркина.

Песня к фильму Ночной дозор замечательная. У них ещё есть песня про Уму Турман, откуда и название группы. Мне и фильм Бекмамбетова нравится. Я после него даже пытался читать Лукьяненко (ИМХО полное говно). На Бекмамбетова публика обратила внимание, ещё когда он снимал рекламные клипы для банка Империал.

alto

О песнях Высоцкого

У Высоцкого наиболее плодотворными мне кажутся два периода: начальный - блатной и уже последний, когда появились его знаменитые песни: Моя цыганочка, Очи черные, Птицы вещие, Купола, Банька, Час зачатия, Стихи на снегу, Памятник. Средний период немного проседает. Все эти шуточные, спортивные, военные, песни для кинофильмов... Он как бы стал подстраховаться под советскую попсу. Хотя жемчужины были и там. Но в целом период Гимнастики и Алисы мне был неинтересен, хотя он и стал более профессиональным. Мне казалось, что Высоцкий кончился, стал наполовину эстрадным. Я тогда перестал его слушать. Последний период Высоцкого стал для меня неожиданным откровением.

Песня Наводчица - замечательная! Она ранняя, но не из самых ранних, на "моей" первой пленке Высоцкого ее ещё не было. Там были: Татуировка, Красное-зеленое, Бодайбо, Сивка-бурка, Ленинградская блокада, Тот, кто раньше с нею был. Наводчица появилась немного позднее. В двухтомнике она датируется 1964 годом.

Песня Не уводите меня из весны - одна из самых любимых. И ещё - Гитара (У меня гитара есть. Расступитесь стены. Век свободы не видать из-за злой фортуны. Перережьте горло мне, пережьте вены, но только не порвите серебренные струны).

Концовка песни Про Сережку Фомина мне всегда была не вполне ясна. То ли герой оказался неправ в своей оценке Сережки Фомина, то ли неправо было государство, наградив тыловую крысу.

Оригинальный вариант первого куплета песни Я не люблю:

Я не люблю фатального исхода,
Поэтому об этом не пою.
Я не люблю любое время года,
В которое болею или пью.

По сравнению с этим цензурированный вариант "...от жизни никогда не устаю, я не люблю любое время года, когда веселых песен не пою" смотрится, как пошлятина. Еще слышал "антисоветский" вариант последних двух строчек: Нас ждут в пути большие перемены, но я их никогда не полюблю.


У Высоцкого есть всего несколько песен, написанных на чужие стихи. Среди них Бабье лето на слова Кохановского. Я её очень люблю. Из песен, посвященных Кохановскому, более известна Мой друг уехал в Магадан.

Из других песен на чужие стихи отмечу Песню акына на стихи Вознесенского:

Ни славы, и ни коровы,
ни шаткой короны земной —
пошли мне, Господь, второго, —
чтоб вытянул петь со мной!

Прошу не любви ворованной,
не милостей на денёк —
пошли мне, Господь, второго, —
чтоб не был так одинок.

Чтоб было с кем пасоваться,
аукаться через степь,
для сердца, не для оваций,
на два голоса спеть!

Чтоб кто–нибудь меня понял,
не часто, ну, хоть разок.
Из раненых губ моих поднял
царапнутый пулей рожок.

И пусть мой напарник певчий,
забыв, что мы сила вдвоём,
меня, побледнев от соперничества,
прирежет за общим столом.

Прости ему. Пусть до гроба
одиночеством окружён.
Пошли ему, Бог, второго —
такого, как я и он.